«Мир ждет изменений от китайского кинематографа» — продюсер и кинокритик Шень Ян прочла лекцию во Владивостоке 14.09.2016

    О поэтизации обыденности и магическом реализме рассказала куратор фестивалей и кинокритик, вице-президент Китайской международной кинокорпорации Шень Ян на кинофестивале «Меридианы Тихого». В воскресенье, 11 сентября, в кинотеатре «Океан IMAX» (Набережная, 3) она провела лекцию «Современный кинематограф Китая. От социальной критики до поэтизации обыденности».

    По словам Шень Ян, взрыв реализма в Китае был предопределен историческими событиями. В частности антиимпериалистическим движением 1919 года и всплеском интереса к западному искусству. И, конечно, тесными взаимоотношениями с СССР. Гостья напомнила, что Советский Союз вообще очень долго влиял на Китай во всех сферах, и кино не исключение.

    «Говоря об эстетике, влияние СССР особенно проявилось в эстетике реализма и школе монтажа», — отмечает спикер.

    Реализм и критический реализм в Китае всегда был ориентирован на социальную и политическую революцию. Субъект, в отличие от западной культуры, был вне обсуждения.

    «В китайском реалистическом кинематографе есть три направления. Первое появилось в 1930-х. Оно называется "левым реализмом" и разлилось под влиянием голливудского нарративного стиля, его позже сравнивали с итальянским неореализмом. В центре повествования был маленький человек, — говорит Шень Ян. — Второй период начался в 1949 году. Искусство обратилось к революционной романтике, большое влияние на режиссеров оказали Сергей Эйзенштейн, Сергей Герасимов, Дзига Вертов, его концепт "киноглаз" практикуется многими кинематографистами КНР по сей день».

    Третий период возник в 1990-е годы, перечисляет Шень Ян. Тогда начали работать режиссеры пятого и шестого поколения кинематографа. Современнее же движение поэтизирует обыденность.

    Шестое поколение китайских кинематографистов ориентируется на философские взгляды французского кинокритика Андре Базена, он существенно повлиял на Цзя Чжанке, Ли Яна и более молодых режиссеров. Они представляют реальность с помощью настоящего времени, глубины.

    «Переход от критического реализма к поэтизации обыденности, я бы сказала, произошел от того, что на севере и юге Китая идеологическое влияние на молодежь оказалось разным, — рассуждает Шень Ян. — Новое поколение кинематографистов ближе к мировому кино, их взгляды становятся шире. Перемены произошли в дискурсе Китая в результате четырех факторов. Первый — как раз разница в идеологическом воздействии на север и юг. Второй — стирание культурных границ между западом и востоком. Третий — революция в языке кинематографа. Четвертый — влияние интернета».

    Центром северной культуры является Пекин. Там много производственных компаний, много талантливых людей. Затраты на кинопроизводство там ниже. Молодые и талантливые режиссеры зачастую приезжают в Пекин из других городов. Причем в жанре критического реализма работают даже коммерчески успешные Чжан Имоу или Фен Сяоган.

    «Я горжусь дружбой с молодыми режиссерами, такими как Джон Мин, Би Гань, Ляо Ян, — перечисляет Шень Ян. — Би Ганю 27 лет, он еще удивит мир. И он представляет новое поколение, которое движется в ногу со временем. Многие кинематографисты сегодня имеют возможность учиться в США. Они получают информацию из первых рук и в курсе тенденций в кинематографе».

    Би Гань родился на юго-западе Китая, в гористом городке Кайли. Учился он в маленьком провинциальном университете и за четыре года увлекся кино. Посмотрел более 5000 фильмов, много читал, особенно его увлекла литература Южной Америки. Его фильм «Кайли Блюз» основан на книге Фернандо Пессоа.

    «Родной город его расположен в горах, как и Южная Америка, растительность похожа, климат. Би Гань наполовину принадлежит национальной группе мау, у них схожие с индейцами представления о времени и пространстве, — рассказывает спикер. — Фильм "Кайли Блюз", по словам критиков, — попытка входа в мир нового поколения китайских кинематографистов. В его работах видна тесная связь с Тарковским. Он начал смотреть "Сталкера", но не смог — бросил через пару минут, все казалось неправильным. Лишь через несколько дней его осенило, что все было в точку. "Сталкер" и творчество Тарковского вообще сильно повлияли на Би Ганя».

    Еще один молодой китайский режиссер, которого отметила Шень Ян — это Йинан Дяо, в 2014 году получил главный приз на Берлинском кинофестивале за фильм «Черный уголь, тонкий лед». «Цзя Джанке и Йинан Дяо работали вместе. Но у Дяо многослойная структура повествования, взаимоотношений персонажа. Публику это удивило. Такого раньше не было в кинематографе Китая, — говорит ведущая лекции. — Мир ждет изменений от китайского кинематографа. Живет Дяо в Пекине, но дистанцируется от основного потока кино и идеологии. Предпочитает смотреть на мир чистым разумом. Он много читает, это приближает его к миру».

    Рассказ был бы неполным без режиссера Чжан Мин. Он по-настоящему применил эстетику поэтизации обыденности в 1996 году в фильме «Тучи над Ушанем». В то время мировые критики обратили внимание на китайское кино, но только на связанные с идеологией фильмы. А Чжан Миня проигнорировали. Его это не остановило. «Ему сейчас 55 лет, но он постоянно работает. Мы с ним вместе работали над картиной буквально за несколько дней до моего приезда во Владивосток. В этой киноленте он применил новый метод в движении камеры, — отмечает Шень Ян. — В работах всех этих режиссеров есть акцент на длинных кадрах. Они воплотили концепции Андре Базена с помощью такой съемки. Эмоции персонажа меняются вместе с окружением. Развитие такой практики создает определенный поэтический ритм, сейчас это даже называют магическим реализмом. Так бы я и предложила называть "Поэтизацию обыденности"».

    Источник: http://www.newsvl.ru/pm2016/2016/09/12/151499/