Pacific Meridian – день четвёртый: «Замок» с Надеждой Васильевой-Балабановой, дискуссия об экспериментальном кино с куратором Берлинского кинофестиваля и «Обет молчания» Сергея Жигунова 14.09.2017

    Почему Алексей Балабанов был настоящий домостроевец, зачем японские женщины идут валить лес и почему фильм Жигунова так и не вышел на экраны – стало известно на третьем дне фестиваля.

    Фильм Алексея Балабанова 1994 года «Замок» вдова режиссера и художник по костюмам большинства его картин Надежда Васильева выбрала не зря: именно на съемках этой ленты пара связала себя узами брака.

    – Мне позвонил оператор Сергей Астахов и сказал, что на студии появился новый парень, у которого мозги, также как у меня, растут в другую сторону, и он хочет что-то сделать с Кафкой, – вспоминала Надежда Васильева. – Мы встретились, я пришла в юбке и это, как потом выяснилось, Алексею понравилось: он был вообще настоящий в этом смысле домостроевец – женщины должны быть в юбках, суп – в супнице, детей – полный дом. Деньги на съемки «Замка» по одноименном роману Кафки нашлись только через год, после участия Балабанова в Роттердамском кинофестивале. Режиссер тогда эскизы Васильевой оценил не очень – «чертики какие-то, но немцам понравилось».

    – По этому поводу он подарил мне почему-то зубную щетку, вот таким был его первый подарок, – рассказала Васильева. Также она вспоминала совместное житье в одной коммуналке с Виктором Сухоруковым, который по вечерам вышивал «гладью», костюмы для фильма, сшитые из одинаковой ткани «для школьной формы», потому что другой в магазинах не было, сложные съемки, когда было много снега и все время холодно:

    – Но мы были молоды, счастливы, влюблены и с той нашей энергией можно было Днепрогэс сдвинуть, не то что фильм снять.

    На пресс-конференции участников конкурсной программы отвечали на вопросы журналистов продюсер фильма «Пейзаж Янцзы» Фейсюэ Сюй, продюсер фильма «13лет пустоты» Такаши Огава, режиссёр фильма «Лесхоз» Тетсуйтиро Цута и актриса фильма Storge Галя Лебединец. Фильм «Лесхоз» – почти про феминизм, победивший в отдельно взятой стране, в данном случае – в Японии. Героиня фильма Кодзуэ Хаяси совершенно наравне с мужчинами рубит и пилит лес.

    – В Японии все больше женщин выходят на работу, чтобы обрести финансовую и социальную независимость, – объяснил сложнопостижимый факт Тетсуйтиро Цута. – И это очень хорошо, что женщины могут работать там, где не хватает мужчин.

    Рассказывая о трудности роли женщины, страдающей болезнью Альцгеймера, Галя Лебединец обозначила главное – не врать и пытаться не имитировать, а понять. И для того чтобы лучше понять актриса провела много времени в больнице с пожилыми людьми, страдающими деменциями.

    – Это на самом деле страшно, и процесс необратим, – рассказала Галя. – Я узнала,что у курильщиков болезнь Альцгеймера развивается реже, и чуть было не закурила даже, хотя месяц как отказалась от этой пагубной привычки.

    В рамках образовательной программы прошла еще одна лекция, вернее, открытая дискуссия между руководителем секции «Форум» Берлинале Кристофом Терхещте и куратором программ «Меридианов» Андреем Василенко. Предмет обсуждения – экспериментальное кино – был выбран неслучайно: в этом году в отборочную комиссию приходило много фильмов, которые выходили за рамки привычной жанровой классификации.

    – В данном случае возникает проблема с терминологией, – обозначил суть вопроса Кристоф Терхещте. – Мы не употребляем слово «эксперимент» в научном смысле, потому что обычно исследователь не знает, чем закончится эксперимент, а режиссер знает. Но в отличие от других форм искусства, например, живописи и литературы, кино – слишком затратное производство, и продюсер не может позволить себе пойти на риск не соответствовать ожиданиям публики.

    Завершился вечер творческой встречей с президентом МКФ, актером, режиссером и продюсером Сергеем Жигуновым и показом его неизвестной ленты «Обет молчания», которая по некоторым причинам была переименована в «О нем».

    – Этот фильм, один из многих, который так и не вышел на экраны. Пять лет назад его сразу купил Первый канал, но удобного времени для его показа так и не нашлось. Почему? Я не знаю, – посетовал Жигунов.

    Зрители картину про музыкального продюсера, который после гибели жены едет искать настоящего отца своей приемной дочери, а после того как встреча состоялась, погибает в руках бандитов, приняли с восторгом и потом еще долго не отпускали президента МКФ, расспрашивая о первых шагах в киноиндустрии, перспективах на будущее и личных предпочтениях как зрителя и как актера.

    – Как зритель, я люблю кино смешное, – признался Жигунов. – Но играть в комедии – тяжело. А вот когда играешь такую внутреннюю драму, как в этом фильме, то это требует высочайшего напряжение, но от такой игры и получаешь наивысшее удовольствие.