Во Владивостоке состоялся мастер-класс Павла Лунгина 16.09.2016

    «После Ларса фон Триера, еще молодого, в мире не было людей, которые повлияли на язык кинематографа», — так режиссер и сценарист Павел Лунгин определяет современное состояние «важнейшего из искусств». В ходе лекции, что прошла 12 сентября в кинотеатре «Океан», он говорил о том, что кино вернулось к «Прибытию поезда».

    Сперва предполагалось, что разговор пойдет про новый фильм Лунгина «Дама пик», который он также представил на «Меридианах Тихого». Но он сам предложил побеседовать про состояние современного кинематографа. И начал неожиданно: «Никто не понимает, что такое мировое кино».

    По словам мэтра, сейчас происходит бюрократизация мира вообще. «Европой управляет Брюссель, — продолжает он. — И мировые кинофестивали окуклились в администраторов от кино. Они круглый год летают из Торонто в Канны, оттуда еще куда-то… Человек 200 определяют жизнь современного кинематографа».

    Павел Лунгин утверждает, что после Ларса фон Триера, еще молодого, так и не нашлось режиссеров, которые влияют на язык кино. Причем ни массовых, ни авторских. Сейчас, по его мнению, «бал правят» спецэффекты и технологии — тот же IMAX. «Может, над Владивостоком натянут огромный экран в полнеба и будут на нем фильмы крутить!» — шутит он.

    «Если раньше кино должно было пережевывать сегодняшнюю жизнь, где-то жесткую, то сейчас эта функция уходит. Есть разделение: коммерческие проекты, которые развлекают, и депрессивное авторское кино. У меня на глазах кино перестает быть искусством, оно становится бизнес-проектом. И крупные, и фестивальные фильмы — это бизнес. И мы не знаем, что дальше будет. Может, сериалы возьмут на себя романную функцию», — рассуждает Павел Семенович. И добавляет, что главный вопрос для художника — в чем смысл и цель жизни. Все последние его фильмы — «Остров», «Царь», «Дирижер» — именно об этом. «Дама пик» — о том, почему судьба так играет с людьми, о талантливых людях. Именно так определил суть фильма Лунгин. Кстати, фильм он сперва хотел снимать в США. Даже актрису почти подобрали, русский режиссер и с Умой Турман встречался на предмет работы в «Даме пик». Но подвела та же бюрократия — сплошные посредники и агенты.

    «Сто с лишним лет тому назад началось ярмарочное действо — прибытие поезда. И это было не про искусство, все испугались и убежали, — говорит Павел Лунгин. — Потом пришли великие люди — Феллини, Тарковский, Бергман. Они задавали вопросы… И вот эта петля закончилась. Там, где приезжал поезд, прилетает огромный метеорит — и снова звук, свет, все пугаются и убегают. Но если человек является объектом манипуляции, то зачем нам эти душевные метания и сомнения?»

    11 сентября Павел Лунгин был на КВН, сидел в жюри. «Раньше я свысока к этому относился, и зря. С удовольствием посмотрел, посмеялся, — делится он впечатлениями, но тут же переходит на философский лад. — Посмотрел я на зал — шесть тысяч человек, которые ревут и смеются над тем, как несколько не очень красивых и умных людей шутят. В зале и губернатор, и другие высокопоставленные чиновники. И я понял: развлекать людей стало государственным делом». При этом, говорит он, и в кино частных инвесторов становится все меньше и меньше, они уходят в театр. Основным инвестором становится государство.

    «Какая сейчас цель кино? Я не знаю, — отвечает под конец лекции Павел Лунгин на вопрос из зала. — Все равно хорошо быть искренним». И рассуждает о том, что кино должно уйти из мультиплексов, что надо создавать маленькие залы, в которых можно было бы посмотреть авторское кино, не мейнстрим.

    «Вот живешь ты, например, в Уссурийске и думаешь, что ты идиот, а все вокруг нормальные. Ты не поступаешь, как все, — объясняет он. — А потом идешь в кино, смотришь авторский фильм и видишь человека, который мыслит так же, как ты…»

    Источник: http://www.newsvl.ru/pm2016/2016/09/12/151526/