Гьорги Карпати решит, интересен ли владивостокский кинофестиваль европейским критикам 13.09.2013

    Кинофестиваль Pacific Meridian привлек внимание Международной федерации кинокритики FIPRESCI. Вице-президент организации Гьорги Карпати в интервью VL.ru рассказал об индивидуальном характере «Пасифика», о том, как нужно писать о кино и почему блогер — это еще не критик.

    Через десять лет с момента своего основания владивостокский кинофестиваль привлек внимание Международной федерации кинокритики (FIPRESCI). Ее вице-президент Гьорги Карпати прибыл на «Меридианы…», чтобы оценить его уровень и возможный интерес для европейской кинопрессы.

    — Гьорги, расскажите о целях своего визита на кинофестиваль?

    — Я здесь как обозреватель Международной федерации кинокритики. Моя работа — посмотреть, как проходит фестиваль. В этом году FIPRESCI не входит в жюри фестиваля. Возможно, в следующим году будет иначе, это зависит от моей оценки. Моя цель — определить, насколько он интересен для федерации. В этом году FIPRESCI первый раз обратил внимание на «Пасафик». Сейчас по миру функционирует 75 жюри FIPRESCI в 55 странах. В настоящее время мы определяем, нужен ли нам еще один фестиваль. Мы сравним ваш кинофестиваль с другими фестивалями, их форматами.

    В России сейчас действует два жюри FIPRESCI — на Московском международном кинофестивале и Пермском кинофестивале документального кино.

    — Чем-то наш фестиваль уже заинтересовал, порадовал, огорчил?

    — Я являюсь вице-президентом FIPRESCI, много ездил по миру, видел различные кинофестивали. И то что происходит здесь — это действительно здорово, на высоком уровне. Прежде всего я бы не сказал, что это маленький фестиваль. По крайней мере по тому, что я видел — техническое оснащение, трансляции, видеорум, гости — Майкл Мэдсен, Изабель Юппер, будет Пьер Ришар — все выглядит достаточно профессионально.

    — Есть ли пожелания к отборщикам кинофестиваля и его программе?

    — Я думаю, что самая главная отличительная черта владивостокского кинофестиваля — это его специфическая уникальность. Он локальный, но не по масштабу, а по выбору фильмов программы — вдоль азиатского меридиана. Есть сотни кинофестивалей по всему миру, но малое количество из них имеют свой особенный характер.

    И еще одна деталь — здесь в конкурсной программе участвует фильм с Каннского фестиваля, это тоже показатель. Это говорит о том, что здесь демонстрируются современные фильмы, которые сейчас в тренде, в тенденциях кинематографа.

    — У вас как у кинокритика отличаются критерии оценки азиатского и европейского кино?

    — Как-то у меня было интервью с режиссером Джерри Шацбергом, я задавал ему вопросы о мировом кинематографе и он сказал, что не верит, что есть европейское, американское, китайское, российское кино. Есть просто кинематограф в целом. И я с этим согласен. В своем преподавании в киноакадемии в Венгрии я рассказываю своим студентам, что, посмотрев фильм, нужно обратить внимание на детали, на то, как он сделал. Стандарты кинематографа едины, принципы восприятия также одинаковы для зрителей любой страны.

    — Какие сейчас основные тенденции в мировой кинокритике — что хвалят, что ругают?

    — Это хороший вопрос, который мы всегда задаем сами себе. На конгрессе FIPRESCI в марте мы как раз обсуждали вопрос, существует ли вообще понятие кинокритики как профессии. Я, например, помимо кинокритики занимаюсь преподаванием, оценкой фестивалей. В большинстве стран нет людей, которые занимаются исключительно кинокритикой. С развитием интернета каждый человек может иметь свое мнение и открыто его выражать, но не всегда эту будет иметь что-то общее с кинокритикой.

    — Например, у нас в городе есть сайт «Кино на VL.ru», на котором любой зритель может написать рецензию и обсудить фильм в комментариях. Как вы относитесь к таким критикам?

    — Я не говорю, что интернет-критика — это плохо. Но любая кинокритика предполагает большую степень ответственности. Любой фильм требует очень большой работы — съемки, техника, деньги, труд людей. И кинокритик должен быть в определенной степени тактичен и понимать, что он пишет о том, на что другие тратили очень много времени и сил. Люди, которые пишут в интернете, что «этот фильм — кусок дерьма», они не возлагают на себя ту ответственность, которую должен возлагать критик.

    Проекты, о котором вы сказали — замечательные и интересные. Кинокритика в целом должна быть открытым искусством, но этих людей нельзя назвать настоящими критиками. Кинокритика — это настоящая профессия, а не случайное увлечение.

    — Поделитесь опытом с молодыми критиками: как вы подходите к написанию рецензии, как «перевариваете» фильм?

    — Я всегда говорю, что при написании статьи нужно представлять себе треугольник, три кластера статьи. Прежде всего нужно рассказать, о чем сам фильм, саму историю. Привести ассоциации. Припомнить похожие истории и фильмы, или провести параллели с другими работами этого режиссера, его актеров.

    Вторая часть — это сама оценка — плюсы и недостатки. Говорим о том, какие вещи могли бы быть лучше, какие хороши, но недостаточно. Это очень важная часть. Она необходима для того, чтобы читатель поверил критику. Нужно убедить читателя в своей правоте аргументами.

    И в заключении должен быть совет — смотреть или не смотреть этот фильм. Но это тоже нужно обосновать, аргументировать. К этому выводу должна вести вся статья. А если, например, блогер говорит: «Томб Райдер — отстой, но мне чертовски понравилась Анжелины Джоли, у нее классная задница», — это, конечно, не критика и не работа.

    — Как критик и киноман — сколько фильмов в год смотрите?

    — Я не могу точно сказать. Когда я преподаю, нужно постоянно пересматривать киноархивы. Но я точно могу сказать, что это гораздо-гораздо больше нормы. Но если интересует абсолютное число, то это порядка 600-700 фильмов в год.



    Источник: vl.ru