Кинокритик Борис Нелепо: у «Меридианов Тихого» есть свой кураторский замысел 10.09.2013

    Вчера во Владивосток прилетел кинокритик и куратор кинопрограмм Борис Нелепо. На «Меридианах» Борис вошел в состав жюри NETPAC, организации, занимающейся поддержкой и продвижением азиатского кино. О возможном будущем кинофестивалей мира и не только — в эксклюзивном интервью VL.ru.

    Складывается такое ощущение, что для кинокритиков, киноведов работа в сфере кино уже вышла за рамки просто рецензирования просмотренных фильмов. Кажется, что вы проводите полевое исследование, научную работу, выискивая и представляя публике новое кино. Сюда вы тоже приехали на поиски?

    Ну, во-первых, я сюда приехал потому, что меня пригласили в качестве гостя и члена жюри. Смотреть фильмы мне интересно на любом фестивале. Здесь в этом году хорошая программа. И, в общем, делать такие фестивали в России достаточно сложно. Сейчас в России много фестивалей появляется, практически в каждом городе. И в этом смысле хорошо, если у организаторов есть какая-то концепция, понимание того, что они хотят сделать. Любой фестиваль — это в той или иной степени кураторский месседж, кураторский замысел. В программе, представленной на «Меридианах Тихого», я вижу единство замысла и последовательности его воплощения.

    Это об ориентации на Азиатско-тихоокеанский регион?

    Не только об этом. Вот передо мной лежит каталог. И я так понимаю, что «Меридианы Тихого» — первый фестиваль в России, который показывает фильм «Норте, конец истории» филиппинского режиссера Лав Диаса, который в этом году был президентом жюри в Локарно, а в прошлом году был президентом жюри здесь. Для меня очевидно, что Лав Диас сегодня — один из самых интересных режиссеров современности, но представить его на Московском кинофестивале я не могу, там никому не интересно. Я не знаю, почему при определенном обилии фестивалей в Москве ни один его фильм там не показывали. Здесь его показывают впервые, и это хорошо.

    Здесь показывают фильм  Алена Гироди «Незнакомец у озера», который был одним из самых интересных фильмов Каннского кинофестиваля в этом году, получил приз за режиссуру. Но здесь другая история — чтобы показать «Незнакомец у озера» нужна определенная кураторская смелость, потому что это кино, которое по социокультурным причинам в России показывать тяжело. Я себе с трудом представляю, чтобы в Москве кто-то решился показать этот уникальный, во всех смыслах, фильм.

    В Москве следит за программами фестивальными некий «большой брат»?

    Нет, в Москве нет никакого «большого брата». Просто в Москве большая очень проблема с фестивалями. Есть ММКФ, самый большой, и есть два замечательных маленьких фестиваля, «2 в 1» и «2morrow», но судьба «2 в 1» сейчас вообще уже не очень понятна. К сожалению, эти фестивали испытывают трудности финансовые, хотя это как раз такие образцовые городские фестивали. В качестве примера могу привести фестиваль в городе Вена, один из самых моих любимых на свете. Это фестиваль, с одной стороны, городского масштаба, потому что там нет мировых премьер, там нет конкурса, он устроен по принципу «фестиваль фестивалей»: там показываются лучшие фильмы, которые были в этом году на других фестивалях. Директор этого фестиваля ездит по всему миру и отбирает только по своему вкусу и поэтому получается невероятно цельная программа; нет впечатления, что это просто набор случайных фильмов. Это не так, поэтому все картины вместе образовывают цельную, единую концепцию. Сделан упор на ретроспективы, и это такие ретроспективы, на которые съезжаются киноманы, киноведы, кинокритики со всего мира. Вена — это пример идеального городского фестиваля. К созданию таких фестивалей нужно стремиться в городах. Понятно, что мы не можем во Владивостоке, например, сделать фестиваль, который будет соперником Каннскому кинофестивалю, Локарно, Берлину. Можно сделать адекватный городской фестиваль.

    Но все-таки любой, самый маленький фестиваль, будь то фестиваль на Сахалине или в Благовещенске, устраивает свой конкурс, словно желая вписать себя в историю кинематографа, раздавая награды. А фестиваль как смотр почти себя изжил. Ведь залы остаются полупустыми.

    Но ведь это конкурс не премьер! А проблема со зрителем в России везде. И это касается не только кино. Посмотрите на тиражи книг, которые падают просто в геометрической прогрессии. Мой любимый пример — это французский писатель Жан Жене. Его первая книга, изданная на русском языке в начале девяностых, была издана тиражом 100 тысяч экземпляров. Потом 50 тысяч, затем 30 тысяч, а в прошлом году его уже издавали тиражом в тысячу экземпляров. Это примерно отражает читательский интерес. Во всем мире сейчас говорят о том, что кино теряет зрителя и кино все меньше и меньше интересует людей. Это очень большая проблема, честно говоря.

    Это странно. Залы кажутся пустыми, но разговоры вокруг кино все только разрастаются и разрастаются в Сети.

    Не знаю, вокруг меня нет этих разговоров. Те, люди с которыми мы обсуждали кино пять лет назад в интернете через Живой Журнал и Facebook, все эти люди сейчас перешли на сериалы и перестали смотреть кино. Кино стремительно теряет своего зрителя. Это грандиозная проблема. Видно, что, с одной стороны, есть обилие фестивалей и целое фестивальное движение, но оно все больше и больше превращается в маленькую секту людей, которые по этим фестивалям перемещаются. Понятно, что есть цивилизованные фестивали и публика. Например, Берлинский кинофестиваль, один из самых больших фестивалей в мире. Он проходит примерно на 40 площадках, и на все показы выстраиваются очереди, выкупаются полностью билеты, и публика очень уважительная — никто не разговаривает, не пользуется телефонами, смотрит до конца даже самые сложные экспериментальные картины. Но когда я говорю свои немецким друзьям о том, что это поразительно, что у вас это так хорошо работает, мне в ответ говорят — нет, это только на кинофестивале. Когда эти же фильмы выходят в прокат, то тут и начинаются полупустые залы. То есть как раз фестиваль еще и способен агрегировать внимание людей. Сегодня проще продать событие, когда есть какой-то конкурс, соревновательный аспект, жюри, чем фильм сам по себе. Осталось правда мало городов, где публика постоянно ходит в кино, я могу Париж здесь привести в пример, но это исключение из правил.

    То есть можно оставить мечты о возрождении кинотеатров, где будут показывать фильмы самые разные, на протяжении достаточно продолжительного времени, где будут показывать старые ленты?

    Это не вопрос к кинотеатрам. Просто кинематографу, который не обладает той силой, которой он обладал, скажем, в 60-е годы. Эта сила ушла в интернет, в Facebook.

    Насколько я знаю, в том же Берлине помимо Берлинского кинофестиваля зарегистрировано почти 50 других, маленьких фестивалей, и получается, что каждую неделю в городе проходят какие-то смотры. Это похоже на попытку стимулировать зрителя.

    В Москве происходит то же самое. Есть замечательный кинотеатр «35 мм», я бы сказал — единственный настоящий кинотеатр в Москве, они организовывают раз в неделю, каждые две недели неделю французского кино, кино итальянского. Вдобавок к этому, они умеют работать с людьми, к ним приходит много зрителей. Но я много раз замечал, что люди, которые приходят на неделю французского кино, это не люди, которые интересуются французским кино, а чаще всего студенты языковых вузов, которые хотят улучшить свой язык. Туда не ходят люди, которые интересуются именно кинематографом. Таких людей становится все меньше и меньше.

    Для меня достаточно страшен тот факт, что сейчас, когда я смотрю статистику просмотров своих статей, я понимаю в какой-то момент, что я знаю всех своих читателей. Достаточно печальное ощущение. Киномир сузился до маленькой какой-то компании, секты.

    Поэтому мне и кажется резонным сравнение этой группы людей с исследовательской группой. Они продолжают рыть глубоко, работая научным методом уже.

    Да, но это грустно, потому что кинематограф изначально ставил перед собой другие задачи, обладал большими амбициями и большим влиянием.

    Если фестиваль еще может привлекать зрителей, то может быть практика, опробованная на Венецианском кинофестивале, когда они транслировали некоторые фильмы, предоставляя возможность людям приобретать билеты на онлайн-просмотры и, таким образом, находясь далеко от Венеции, иметь возможность смотреть самые новые картины, должна внедряться и дальше?

    Да, это очень правильная идея, то, что в прошлом году сделали в Венеции. Они продолжили и в этом году. Понятно, что мир меняется, и как бы не хотелось быть консерватором и эрудитом, надо следовать за этими изменениями. Схема, когда 10-20 человек рассказывают о фильмах, которые остальные зрители получат шанс увидеть в лучшем случае через год, она уже почти не работает, это порочная система. Это письмо либо в будущее, либо в никуда. У людей большой выбор других событий — есть и торренты, и свои местные фестивали. И когда в Венеция используют такой прием, это значит, что поворот в эту сторону будет все сильнее. А пиратства можно почти не бояться. На фестивалях показывают большее количество фильмов, нужное очень маленькому числу людей. Многие режиссеры будут просто счастливы, если их фильмы увидит большее количество зрителей.

    Борис Нелепо, начиная с сегодняшнего дня, проведет цикл лекций «Четыре встречи с современным кинематографом». Открытые лекции состоятся в фестивальной деревне, в PortCafe. Тема первой встречи: «Кино "нулевых". Что оставили после себя режиссеры девяностых?». Начало — в 17.30.


    Источник: vl.ru