«Меридианы Тихого»: хорошо забытое старое 22.08.2013

    В материале о фестивальном движении кинокритик Андрей Плахов заметил, что «Меридианы Тихого» во Владивостоке правильно позиционируют себя как принадлежность Тихоокеанского региона и что именно здесь, между Азией и Америкой, клубится современная кинематографическая энергия. В этом году кинофестиваль пройдет уже в 11-й раз, и «Новая газета во Владивостоке» решила поговорить об изменениях со старым-новым генеральным директором кинофестиваля — художественным руководителем академического театра им. М. Горького Ефимом Звеняцким (напомним, что он возглавлял первые три фестиваля, в 2003–2005 годах).

    — Главный консультант первых «Меридианов» и программный директор Московского международного кинофестиваля Кирилл Разлогов посетовал о работе ММКФ: он хотел бы, чтобы фестиваль работал круглый год, а не три месяца, непосредственно перед фестивалем. Началась ли уже подготовка к одиннадцатому кинофестивалю стран АТР? Сколько стран прислало заявки на участие и известна ли дата проведения кинофестиваля «Меридианы Тихого»?

    — Мы начали работать в тот же день, когда я получил предложение возглавить кинофестиваль. Конечно, время упущено. Когда я делал кинофестиваль, а это были 2003–2005 годы, то режим был такой: еще не закончился один фестиваль, как мы приступали к работе над следующим. Сегодня есть серьезные пропуски, но, думаю, мы сможем наверстать это за счет того, что фестивалю 10 лет и уже были сделаны значительные наработки другими командами. Предположительно фестиваль пройдет в первой декаде сентября, точные сроки должен определить губернатор края. Насколько я информирован, во Владивостоке должен пройти инвестиционный форум, и, возможно, это будет сближение по датам — форума и фестиваля. Понимаю, что для края это полезная вещь, поэтому ждем этих событий.

    — Останется ли прежнее название «Меридианы Тихого»? В одном из интервью вы говорили о названии «Русский остров»…

    — Когда в 2003 году мы придумывали кинофестиваль, то муссировались различные названия, в том числе «Русский остров». В то время Русский остров был еще недосягаем, но сегодня там хотя бы прошел саммит. Поэтому, когда однажды я оказался в одном из консульств с предложением по этому названию, на меня посмотрели так странно: дескать, что это такое? Нет, название останется прежним. Но у нас есть серьезная мысль провести на Русском острове, в конференц-зале ДВФУ, церемонию открытия, если будет такая возможность. В ближайшее время мы планируем встретиться с ректором ДВФУ, чтобы обсудить, понять техническое оснащение и возможность показа там кино.

    - То есть вы ведете речь не просто о церемонии открытия, но и о возможном прогоне там фестивальных фильмов?

    — Нет, пока только об открытии. Хотя мы размышляем и думаем о том, чтобы там был определенный показ фильмов, например, если бы одна из программ называлась «Кино на Русском острове», — это дает развитие острову, кино на нем, студенчеству. Возможное проведение на Русском острове проекта молодежного конкурса «Кинопроба» вместе со своим, молодежным жюри. Поэтому Русский остров — это как раз идея показа, но не названия. Кстати, вы знаете, почему фестиваль называется Pacific Meridian?

    — Почему?

    — Когда я был студентом института искусств, то у меня, как и у всех, случались халтуры, заработки на радио, телевидении. Одна из программ так и называлась: «Меридианы Тихого». Вот я взял и позаимствовал это название. На телевидении была такая программа — для моряков и рыбаков. Мы взяли это название и дополнили переводом — Pacific Meridian.

    — Во время вашего руководства торжественные церемонии открытия и закрытия проходили в театре имени Горького. Не рассматриваете ли вы снова вариант театра для церемонии?

    — Я хотел бы абсолютно точно вернуть 2003–2005 годы — первые три фестиваля — и сделать церемонию закрытия на площадке театра имени Горького, потому что здесь всё родное, от служб до цехов, здесь всё приспособлено для того, чтобы сделать праздник. Мне нравилась дорожка, которую мы придумали, когда подъезжали трамваи, привозили артистов… Насчет церемонии открытия… Если будет такая возможность, то, как я и говорил, это Русский остров, и, конечно, мы обратимся к Эдуарду Корину для показа в кинотеатрах «Уссури» и «Океан». Сегодня делаем первые шаги, дирекция фестиваля работает первые недели. Кроме того, мы помним о других районах города и хотим обратиться к руководству кинотеатра «Владивосток» для показа в их кинотеатре фестивального кино.

    — Вы сказали: «Дирекция работает»… То есть оргкомитет уже сформирован?

    — Да, а ничего нового мне не нужно было формировать, потому что с этой дирекцией я пришел в 2003 году в «Меридианы Тихого», привел эту дирекцию — в лице Натальи Тимофеевой, Натальи Шахназаровой, Юрия Гончарова, они все остались, они — крепость фестиваля. Много людей пришло с фестиваля 2010 года. У нас абсолютно точно будет новый исполнительный директор. Будет арт-директор, это Алексей Туркалов, вместе с ним мы делали фестиваль балета, фестиваль московских антреприз. Сережа Степанченко тоже остается с кинофестивалем, но немножко в другом статусе. Еще бы я хотел вернуть то, что мы делали первые три года: каждый год выбирать президента кинофестиваля из самых-самых. Для края, для людей, зрителей это очень интересно. В разные годы президентами фестиваля были Табаков, Меньшов, Юрский.

    — У вас уже есть кандидатуры на столь высокую должность — президента?

    — Сегодня это предварительный разговор, потому что еще нет финансирования. Конечно, мы бы хотели, чтобы такие люди, как Табаков, Кончаловский, Соловьев, стали соучастниками этого действа, но ничего конкретного сказать не могу. Как получилось с Пьером Ришаром, когда я взял и позволил себе в 2003 году сказать: да, приедет Пьер Ришар. У нас был подписан контракт, договор, а он взял и не приехал. Поэтому это тот случай, когда спрашиваешь артиста: «Вы на гастроли едете?» — «Едем». — «А куда?» — «Вот когда купят билет, тогда мы и скажем». Чем сейчас заниматься? Надо продолжить и сохранить то, что делали семь лет без меня — фестиваль стал действительно международным, обрел свой статус. Но я считаю, что президентом международного кинофестиваля должен быть представитель российского кино.

    — На третий фестиваль вы приглашали известного южнокорейского режиссера Ким Ки Дука. Планируется ли приглашение зарубежных кинозвезд в этом году?

    — Вы знаете, это трудно, правда. Это же все упирается в финансы, зачем строить иллюзии? Это очень серьезные деньги — приглашение таких звезд. Можно только порадоваться визитам Лайзы Миннелли, Катрин Денев, Жерара Депардье, — нам теперь нельзя быть ниже. Планка задана, и мы попробуем ей соответствовать. Но я думаю, что сегодня серьезное внимание надо уделить статусу кинофестиваля. Самое главное, как ни банально, это — кино. Мы хотим изменить хотя бы ранг режиссуры, ранг фильмов, которые были бы представлены. Ведь начинали мы в 2003 году с чего? Хватались за любую возможность! Это была авантюра! И уровень фильмов серьезно хромал. Также размышляем и о кинорынке, который завтра, конечно, сюда не придет… Но почему нет? Кинорынок мог бы придать статус кинофестивалю. Я бы мог предположить, что нас могли услышать на уровне министерства или правительства. Существует же сочинский кинорынок, в Санкт-Петербурге, во Владивостоке тоже мог бы быть свой. Опять же есть масса своих проблем, потому что русское кино — «трудное» и не активно входит в кинорынок стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Но у нас есть такая идея — провести кинорынок напрокат, договорившись с Московским кинофестивалем и «Кинотавром». Также мы думаем о том, чтобы с этого года приглашать двух-трех отборщиков азиатского кино, чтобы они, как гости, увидели, что здесь происходит.

    — В конце февраля министр культуры Мединский заявил, что финансирование российских кинофестивалей будет зависеть от их статуса (международный, национальный и региональный). В шапке «Меридианов Тихого» всегда было указано, что фестиваль проходит при поддержке Министерства культуры РФ. Выделены ли средства от Минкульта в этом году?

    — С третьего кинофестиваля началась поддержка от Министерства культуры, тогда был выделен миллион рублей. Что происходит сегодня? Во-первых, никто ничего не знает, потому что руководство, которое занималось кинофестивалем, не вышло с предложением и не подало заявки. Я сейчас был в Москве, и меня об этом проинформировали. Теперь объяснили, что надо пройти конкурс, отбор. В руководстве фестиваля есть люди, которые живут в Москве, в том числе и Сергей Степанченко, этот вопрос решаем в данный момент. Министерство, будем верить, примет участие в одиннадцатом кинофестивале.

    — Кроме администрации края и Министерства культуры, известно ли на данный момент, кто выступит генеральным спонсором кинофестиваля?

    — Губернатор края будет максимально помогать кинофестивалю. И я думаю, что только при участии администрации края можно получить генеральных спонсоров. Мы готовы к любому сотрудничеству; это СМИ, реклама, всё это необходимо, и мы ищем для себя соучастников.

    — Возвращаясь к кино, можно вспомнить об одной из особенностей «Меридианов Тихого» — «Кинопередвижках», благодаря которым фестиваль охватывал не только Владивосток, но и весь Приморский край. Продолжатся ли такие кинопутешествия по краю в этом году?

    — Проект был предложен администрацией края много лет назад, и, конечно, это надо обязательно продолжить и сохранить, чтобы фестиваль, как эхо Азиатско-Тихоокеанского региона, откликался во всем крае. Судя по прессе, по первым кинопередвижкам, интерес у людей — колоссальный. В прошлом году было, если не ошибаюсь, уже десять кинопередвижек. Сейчас мы ведем разговоры, договариваемся с актерами, лично я обсудил проект с актерами МХТ имени Чехова. Это действительно нужно и тем, кто живет в крае, и тем, кто здесь, во Владивостоке. Дую на воду из-за того, чтобы не оказаться болтуном. Мы бы хотели, чтобы присутствовало такое же дыхание, которое отличало кинофестиваль все эти годы. Но опять же не устану повторять, что главное — это кино и только кино.

    — Фестиваль — это всегда какое-то пространство, форма. В разные годы он традиционно располагался на определенном отрезке в центре города: кинотеатр «Океан», «Уссури», гостиница «Экватор», открытая площадка

    «7 футов». Вы уже сказали о Русском острове как об одном из предварительных мест для церемонии открытия. Не планируется ли использовать для кинофестиваля новые площадки вроде построенного театра оперы и балета на Чуркине или «Фетисов-холла» на Спутнике?

    — Я бы с удовольствием использовал «Фетисов-холл», если бы была возможность — все-таки 7000 мест! Пока не допускаю мысли о театре оперы и балета — у них своя жизнь, своя история, но, с другой стороны, если будет предоставлена такая возможность зрителям, это же радость, правда? Просто почему театр Горького? Здесь, как я уже сказал, всё мое, мне очень удобно. Равно так же я бы вернулся на водную станцию ТОФ, когда мы делали первые три гала-концерта, на яхтах приплывали артисты, шли на сцену и сразу же выступали. Пока это все фантазии. Вот фестивальная деревня — в прошлом году проект не был в полной мере реализован, а это же такой объем, целая фестивальная жизнь! Делаем основной уклон на фестивальную деревню, на новую набережную Цесаревича и на Русский остров.

    — На самом первом кинофестивале появился приз — от губернатора Приморского края, главной наградой которого стало денежное вознаграждение. Будет ли вручаться этот приз на одиннадцатом кинофестивале?

    — Дело в том, что существует регламент. Согласно ему существуют призы, восемь наименований, среди них стоит и приз губернатора Приморского края. Но если вернуться к призам как к художественной ценности, то первые три года над художественным стилем кинофестиваля работала мой друг — художник Илона Гонсовска. Она была у меня художником в театре, и я привел ее на этот кинофестиваль; сегодня еще идут у нас спектакли с ее оформлением — «Снежная королева» и «Забыть Герострата» — спустя столько лет после ее трагической гибели. Дизайн призов, эмблемы, логотипы фестиваля, ее идеи — всё осталось, и, конечно, это сохранится.

    — Ефим Семенович, по вашей личной нагрузке: вы сейчас разговариваете по телефону и договариваетесь о премьерах театрального сезона. То есть видно, что вы не остаетесь без дела в этом кабинете, в этом здании. И появилась к тому же такая нагрузка, как фестиваль. Вы ощущаете возможность — ресурсов времени, сил, чтобы это все потянуть?

    — Не ощущаю. Может быть, поэтому и взялся. Сегодня все утро и вечер репетиции в театре, премьера 22-го. Это такие разные вещи — театр и кино, что только в институте искусств пишут в дипломе: «Артист театра и кино». Здесь все-таки творческая история, потому что, как худрук первых трех фестивалей, я всегда точно знал, какой фильм будет на открытии, так как был первым и последним человеком, кто это определял. Я также смотрел массу фильмов, не все подряд, что-то пролистывал, кому-то доверял, но это большой труд. А сколько было всяких ляпов? Когда первый кинофестиваль должен был открываться фильмом Говорухина «Берегите женщину», а помощник режиссера просто не привез кино, и мы оказались в глупом положении и дали фильм Абдрашитова «Магнитные бури». Или, как я уже вспоминал, отказ Пьера Ришара… А так больше и не было особых ляпов. Вот еще: не знаю, нужен ли сегодня футбол в рамках кинофестиваля, потому что много лет это просто какая-то пародия.

    — Известный международный Пусанский кинофестиваль, помимо фильмов, привычно строится на трех китах: азиатский кинорынок, азиатский рынок проектов и киноакадемия. «Меридианы Тихого» всегда выполняли образовательную функцию — проводились бесплатные мастер-классы, лекции, семинары. Останется ли такая функция на грядущем кинофестивале?

    — Всё должно быть сохранено. Когда я делал фестиваль, у меня были такие ориентиры, как «Кинотавр», ММКФ, «Эхо Кинотавра», который привозил сюда Марк Рудинштейн. Пусанский кинофестиваль всегда был трамплином, так как Каннский тогда казался где-то во сне, Гонконг тоже был где-то заоблачно, а до Пусанского кинофестиваля вполне можно было доехать. Там, конечно, грандиозный, фантастический фестиваль: фильмы — только премьеры, высокий уровень. Сегодня наши отборщики ездили в Берлин, собираются в Гонконг и Канны, чтобы привезти на «Меридианы Тихого» самые интересные киноленты со всего мира.

    — Если рассматривать кинофестиваль как некое высказывание, то нельзя не сказать о кинокритике. В 2003 году на первый фестиваль приезжал тогда еще президент Гильдии киноведов и кинокритиков Виктор Матизен. На сегодняшний день во Владивостоке не так сильно развита культура кинокритики — не хотели бы вы пригласить на фестиваль представителей московской кинопрессы?

    — Это важно, чтобы присутствовала московская кинопресса. Надо везти серьезную критику международных кинофестивалей. Это как раз тот атрибут, как вы правильно отметили, который придает статус кинофестивалю. Сегодня мы ведем переговоры с авторами трех крупных мировых киножурналов и хотим пригласить их в гости. Мы крайне нуждаемся в настоящем кино, настоящей критике, настоящих отборщиках, настоящих президентах. За столько-то лет фестиваль ведь имеет право сделать шаг в следующее десятилетие, да?

    — Ефим Семенович, за свою творческую карьеру вы и сами не раз появлялись в кино — в фильме Бориса Григорьева или в корейской картине «Тайфун». Вам никогда не хотелось попробовать свои силы в кино? И как вы думаете, каковы перспективы кинопроизводства во Владивостоке?

    — Мне кажется, что надо иметь право на то, чтобы снять фильм… Что касается арт-кино или фильма, который мне бы самому хотелось увидеть, независимого кино, то у меня вряд ли бы получилось. Но я лелеял эту надежду с тех пор, как только увидел в своем дипломе «артист театра и кино». Очень бы хотелось снимать кино. Здесь, во Владивостоке, многие пробовали. Могу сказать лишь об одном фильме. В 1968 году на Дальтелефильме по спектаклю Натана Басина «Хлеб» режиссер Альберт Масленников снял одноименную картину. Конечно, было много документалистов, работающих здесь. Ну, а строительство киностудии — это очень далекий проект, который снова реанимирован, и он снова в головах тех людей, которые хотели бы вложиться в проект, найти инвесторов и вернуться к идее строительства. Ведь сейчас прошел саммит АТЭС — очень серьезный шаг. А до него были 90-е годы, когда открыли город и сюда ринулись Япония, Китай, Корея. Поэтому я верю в развитие киноиндустрии в Приморском крае не завтра, но, образно говоря, послезавтра.

    Наталья Наумчик