Юрий Гончаров: «Нас можно только повторить» 10.09.2013

    С 7 сентября 2013 года во Владивостоке стартовали показы XI Международного кинофестиваля стран АТР «Меридианы Тихого», в рамках которого будет представлено 17 кинопрограмм, среди которых традиционные: «Конкурс», «Кино России», «Панорама», «Короче», ретроспективные показы — классика отечественной кинематографии Алексея Германа, аниматора Александра Петрова и японского мультипликатора Мамору Осии. Предлагаем вашему вниманию интервью с программным директором фестиваля «Меридианы Тихого» Юрием Гончаровым. 

    Корреспондент: 
    Правда, что в какой-то момент было опасение, что «Меридианов Тихого» в этом году может и не быть? Не могли бы Вы рассказать, как переживала команда фестиваля все эти перипетии? 

    Юрий Гончаров: 

    Было очень тревожно. Грустно. В эмоциональном плане все, что происходило после окончания 10-го МКФ и вплоть до февраля этого года, выглядело каким-то бесконечным реквиемом, который звучал пусть и величественно, но для нас – безысходно. Десять лет жизни, промчавшиеся как один день, – смутно и тягостно. Никто ничего не знал, и все чего-то ждали, каких-то «решений», гадая, каковыми они станут. И что будет с нами. Ждали. Переживали. И, как выяснилось, не только мы - горожане, зная нас в лицо, подходили чуть ли не на улице и спрашивали: «А фестиваль будет? Плохо, если нет». Спасибо им за это. 

    Корреспондент: 
    Когда Вы начали работать над программами этого года? 

    Юрий Гончаров: 

    Я все-таки полетел – в Берлин; собственно, с этого началась работа. Забавно: пока я был на Берлинале, совершенно неожиданным образом определился организатор МКФ-2013. Причем кинофестиваль возглавил человек высочайших творческих и организаторских способностей, человек, который сделал первые три фестиваля, Ефим Семенович Звеняцкий. Кроме Берлина мы были в Гонконге, Каннах, на «Кинотавре» и ММКФ. Фильмов отсмотрели около 800, из них отобрали 138. 

    Корреспондент: 
    Как и кем определяются количество и тематика программ? 

    Юрий Гончаров: 

    Мы достаточно хорошо знаем друг друга и очень давно работаем вместе, поэтому каждый что-то предлагает: новую программу, ретроспективу, кандидатов в члены жюри, - и совместные обсуждения у нас обычное и естественное дело. Это прекрасные моменты на самом деле – обсуждение того, каким будет очередной кинофестиваль. Это всегда происходит весьма интересно и даже упоительно. Все равны, и крайне редки случаи «диктата» с моей – как программного директора – стороны. Все, кто отбирает у нас фильмы, – профессионалы.   

    Корреспондент: 
    Могли бы Вы рассказать о принципах и критериях отборов фильмов в конкурс? 

    Юрий Гончаров: 

    Во-первых, все смотрят все, наверное, в ущерб здоровью (зрению), но иначе не получается. Мы не делим программы на людей, а людей – на программы. И конкурс здесь не исключение. Главное – избежать «вкусовщины» и не уходить в «вечную» дискуссию»: «Что есть кино плохое, а что – хорошее». И для кого. И почему. Но дело ведь не в терминологии, - здесь важен «момент присутствия» - в чистом виде: все, кто отбирает фильмы, родились, выросли или уже очень долгое время живут во Владивостоке. У нас с этим местом некая ментальная связь - мы его чувствуем, и это пусть опосредованно, но влияет на наш выбор, помогает принять решение, позволяет не ошибиться, пусть это и прозвучит с моей стороны несколько самонадеянно. 

    Корреспондент: 
    Есть ли у конкурса изначальная концепция, под которую подбираются картины, либо сюда попадают просто качественно и интересно снятые фильмы? 

    Юрий Гончаров: 

    Насколько я помню, с 2003 года в процессе формирования конкурсной программы у нас не было никаких «концепций». Вот опять же в разное время (во всяком случае, у меня именно такое ощущение) конкурс, он как бы формировался чуть ли не сам по себе, натурально. Мистика, но в этом году практически весь «полный метр» и добрая половина «короткого» метра в конкурсе так или иначе связана с детьми и подростками - их жизнью, победами, поражениями… Как это можно прокомментировать, если у нас изначально не было такой цели – «собрать» как можно больше по такой теме?.. 

    Корреспондент: 
    Как бы Вы еще охарактеризовали конкурс? 

    Юрий Гончаров: 

    Очень гармоничным и как никогда сбалансированным. 

    Корреспондент: 
    Тяжело ли было выбрать российские картины? 

    Юрий Гончаров: 

    Присутствие двух российских фильмов в конкурсе «Меридианов Тихого» - крайне редкое явление. Скажем так, мы пришли к компромиссу в этом вопросе. А вообще с русскими фильмами трудно. Всегда с ними какая-то морока. Очень сложные переговоры, слава богу не со всеми: какие-то капризы, категорическое нежелание участвовать в МКФ нигде, кроме как только в конкурсе, обиды, нелепые условия… Печально, - иностранцы себе ничего подобного не позволяют… Ни Брильянте Мендоса, ни Апитчатпон Вирасетакул. 

    Корреспондент: 
    Программа «В фокусе Индия: к 100-летию индийского кинематографа» включает в себя несколько картин, выпущенных за последние два года. Почему сделали ставку на новинки, а не обратились к индийском классике? 

    Юрий Гончаров: 

    Индийскую «классику» часто показывают по ТВ. Ее можно без проблем найти в Сети или на DVD. Мы решили показать, что собой представляет современный индийский кинематограф и насколько он разнообразен. 

    Корреспондент: 
    Почему программа «Сделано во Владивостоке» поделена на две части? Чем они отличаются? 

    Юрий Гончаров: 

    В первой – две художественные работы уже давно не существующей студии «Дальтелефильм», под заголовком «Начало»; в «Продолжении» - то, что и как снимают во Владивостоке в настоящий момент. 

    Корреспондент: 
    А вообще сложно ли сейчас найти во Владивостоке качественное кино местных авторов? 

    Юрий Гончаров: 

    Смотря что считать качественным. На самом деле несколько работ местных авторов могли бы совершенно спокойно быть представлены на «Кинотавре». И потом, наверное, тот факт, что уже три года подряд в каннской программе «Угол короткого метра» показывают «короткометражки» из Владивостока, говорит о многом, во всяком случае, об определенном потенциале. 

    Корреспондент: 
    Нынче много рассуждают о необычайном подъеме южнокорейского кинематографа. Было ли это заметно по отбору? 

    Юрий Гончаров: 

    В этом году – нет. Если оставить за скобками Ким Ки Дука и Хон Сан Су. Все на всегдашнем, высоком уровне. 

    Корреспондент: 
    Кинематограф какой из стран АТР наиболее похож на российский своими проблемами, успехами, темами и интонациями? 

    Юрий Гончаров: 

    Китайский. Вот в этом году «Печать греха» Цзя Чжанкэ - это ведь предупреждение, правда, боюсь, запоздалое, и для нас тоже. 

    Корреспондент: 
    На протяжении 11 лет существования фестиваль открывали российские картины. Единственное исключение было в 2006 году, когда смотр открывался фильмом «Тайфун», который частично снимали во Владивостоке. Почему в этот раз фестиваль все же открывается зарубежными картинами, причем двумя? Тем более что вторая – лента из Франции, которая находится несколько за рамками региона АТР? 

    Юрий Гончаров: 

    Отчасти это связано с тем, что 11-й по счету кинофестиваль в некотором роде является первым – в отсчете нового десятилетия. Хотя очень многие моменты во всей этой ситуации – счастливые совпадения, заранее выстроить которые невозможно. 

    Корреспондент: 
    Может ли у фестиваля в будущем меняться формат? И были ли обсуждения этого в этом году? 

    Юрий Гончаров: 

    Были попытки обсуждения – на уровне «вопросов», которые задавались не нам. Менять или не менять формат – на что? Второго такого МКФ – по формату – в России нет. Нас могут только повторить. 

    Корреспондент: 
    Какие фильмы Вам хотелось получить, да не удалось? 

    Юрий Гончаров: 

    Иностранные – по техническим причинам, как, например, «Историю Адели». Не попали во Владивосток несколько российских фильмов: что-то не готово, а что-то готовили для других, зарубежных кинофестивалей, а за что-то запросили нереальные деньги. Еще раз повторю: сложнее всего с отечественными производителями, которых мы-то с большим удовольствием готовы поддержать и кино во Владивостоке показать, однако было бы ответное желание. 

    Корреспондент: 
    Как организационно сменился фестиваль после появления нового руководства? 

    Юрий Гончаров: 

    Общая структура осталась прежней. 

    Корреспондент: 
    Какие новые локации появились у «Меридианов»? 

    Юрий Гончаров: 

    Кинозалов больше не стало, а фот Фестивальная деревня, надеемся, удивит жителей города и гостей кинофестиваля своим размахом. 

    Корреспондент: 
    Наблюдаете ли Вы за тем, как меняется зритель? Что за люди нынче ходят в кинотеатры, как они реагируют на программы? 

    Юрий Гончаров

    С 2003 года зритель, конечно, изменился. Фестиваль ждут – серьезно. Ради фестиваля люди даже берут отпуск, чтобы посмотреть как можно больше фильмов. Зритель благодарен организаторам фестиваля прежде всего за то, что мы предоставляем ему выбор. У нас вообще здесь особенный зритель. 

    Корреспондент: 
    Вы, Юрий, как известно, – сценарист. Хочется спросить про развитие в этой области. Много ли пишете? Снимает ли кто-нибудь по вам кино? 

    Юрий Гончаров: 

    Тут все странно. Слышишь со всех сторон, от добрых продюсеров: «Дайте сценарий! Дайте историю!» Даешь. «Да, - отвечают, - хорошо… Только денег на это никто не даст». Наверное, существуют где-то и другие продюсеры, но к ним, наверное, большая очередь… Одна надежда – на Олега Флянгольца, режиссера, оператора, который в настоящий момент ищет деньги под проект «Ламинарии» – о том, что происходило во Владивостоке в 1993 году. 

    Корреспондент: 
    Когда программный директор фестиваля, пребывающий в таком цейтноте, успевает писать? 

    Юрий Гончаров: 

    Честное слово – сам не пойму. (Смеется.) 

    Корреспондент: 
    Кстати, можете назвать самое большое количество фильмов, которые Вы посмотрели подряд за сутки? 

    Юрий Гончаров: 

    Четырнадцать короткометражных и восемь полнометражных. 

    Автор: Официальная газета фестиваля Pacific Meridian VIFF Daily, Андрей Захарьев